История жертв Холокоста

История жертв должна преодолеть свою относительную изолированность, преимущественно обусловленную тем, что она лишь изредка оказывается в центре внимания историков нееврейского происхождения. Причины такой немногословности понятны, но ее следует на данном этапе преодолеть: историки-неевреи должны суметь изучать еврейские жизни и смерти в гетто и лагерях, а также исследовать политику еврейских организаций или партий, в равной степени [&hellip

История жертв Холокоста

История жертв должна преодолеть свою относительную изолированность, преимущественно обусловленную тем, что она лишь изредка оказывается в центре внимания историков нееврейского происхождения. Причины такой немногословности понятны, но ее следует на данном этапе преодолеть: историки-неевреи должны суметь изучать еврейские жизни и смерти в гетто и лагерях, а также исследовать политику еврейских организаций или партий, в равной степени [&hellip

История жертв Холокоста

История жертв должна преодолеть свою относительную изолированность, преимущественно обусловленную тем, что она лишь изредка оказывается в центре внимания историков нееврейского происхождения. Причины такой немногословности понятны, но ее следует на данном этапе преодолеть: историки-неевреи должны суметь изучать еврейские жизни и смерти в гетто и лагерях, а также исследовать политику еврейских организаций или партий, в равной степени [&hellip

Выводы о Холокосте

Начиная с 1980-х, но в основном в 1990-х pp. Холокост стал одной из тех событий в истории XX в., Которые чаще всего вспоминают в публичных дебатах, СМИ и образовательных программах во всем западном мире. О нем, в частности, спорят и пишут теологи, философы и ученые-правоведы, он породил разветвленную литературу, весомым остается его влияние на искусство. [&hellip

Историческое значение дневников...

Историческое значение дневников жертв вызывает неизмеримо меньше сомнений, чем мемуаров или показаний выживших. Некоторые историки весьма скептически относятся к использованию этих воспоминаний (Hilberg 1988,2002). Важным аргументом был и остается тот факт, что в своих мемуарах те, кто уцелел, действительно часто повествуют «идентичную» историю, соответствует определенной модели совместной коллективной памяти, перенося определенные топоси из одного текста [&hellip

Самая историография жертв, как и раньше, сосредоточена преимущественно на полномасштабных общественных, институциональных и политических движениях (Loewy and Schoenberner 1990; Poznanski 1994; Cohen and Cochavi 1995; Gruner 1997; Moore 1997; Kermish 1979-97; Schwarzfuchs 1998). Однако, в течение нескольких последних лет внимание исследователей в основном привлекали отдельные судьбы, индивидуальные жизни и смерти евреев в оккупированной нацистами Европе. [&hellip

Немецкое решение о...

Во Франции, Словакии, Венгрии и Румынии, а также в Италии и в зонах под итальянской оккупацией еврейские инициативы, предложенные на протяжении всех этих лет, рассматривали в числе других местные органы власти различных уровней. Во Франции, например, председателя французских еврейских организаций вели переговоры с должностными лицами режима Виши, пытаясь заручиться в них защитой от различных немецких [&hellip

Жертвы Холокоста

В восприятии Холокоста вообще, даже когда речь идет о немногочисленную группу выживших, кто участвовал в еврейском вооруженном сопротивлении в гетто, в лагерях или на широких просторах оккупированной Европы, миллионы погибших евреев часто рассматривают как абсолютно пассивных жертв, как «приведенных на бойню овец». Впрочем, со временем становится все яснее, что существование евреев во нацистским господством отнюдь [&hellip

Свидетельства Холокоста

На любом уровне подход свидетелей приобретает большую исторического значения в зависимости от того, что было известно, а чего не знали о судьбе евреев. Оприявлена Уолтером Лакера разница между «знанием» и «пониманием» остается теоретически существенной (Laqueur 1980). Впрочем, и в Германии, и во всей Европе, и за ее пределами информации, полученной на различных этапах, было очень [&hellip

Отношение к евреям во время войны Отношение правительств и органов власти нейтральных стран и стран антигитлеровской коалиции к евреям, которые пытались спастись бегством с Рейха или оккупированной немцами части Европы, теперь уже в целом известны. Швейцарская политика в отношении еврейских беженцев, начиная с 1938 была одиозно жесткой, а в августе 1942 p., На пике депортаций [&hellip

Страница 1 из 3123